Присоединяйся

Регистрация

СТАТЬИ


06 ноября 2007

DJs Пилот & Слава Шелест: о счастье, творческих амбициях и радийных канонах

Пилота и Шелеста многие считают достаточно неоднозначными персонажами и постоянно, как на просторах Интернет, так и в курилках, делают выводы относительно их деятельности в рамках радио "Мегаполис", а также авторитетно заявляют свое мнение относительно их двоих. Хотя ребята могут рассказать все сами, без помощников.

- Давайте для начала обсудим мнение, которое сложилось про вас у достаточно многих. Мол, Пилот и Шелест  - это два непрофессионала, дилетанта и т.д.

Пилот: Было бы неправильно доказывать обратное. По большому счету, мы изначально были дилетантами в радийном деле. В дальнейшем все стало серьезнее, профессиональней, мы стали изучать законы радийного бизнеса, проникаться атмосферой… В общем мы сейчас – это не те Пилот и Шелест, что были два года назад.

Шелест: Можно я вставлю слово? Правильнее сказать, что мы не являлись профессиональными радио работниками, а просто пользовались ресурсом тогда еще никому неизвестного "Мегаполиса". Мы имели некую идею танцевального контента и, с помощью профессионалов, разумеется, нам удалось создать некий продукт.

Пилот: На тот момент генеральным директором станции была Лена Шинкина, которая очень нас поддержала. Она как раз и сказала, что наш плюс в том, что мы размышляем не как радийные работники, а как ди-джеи. Вот мы и действовали, нарушая все каноны радийного бизнеса, не так как надо, а наоборот. И в итоге это "наоборот" взяло верх.

- Понятно. А что вы скажете насчет того, что вас и как ди-джеев до "Мегаполиса" якобы никто не знал?

Пилот: Ну это неправда. Все люди, которые давно в этом бизнесе, друг друга знают. Поэтому и мы знаем мамонтов и мамонты знают нас.

Шелест: Я думаю, что эти сплетни были порождены конкуренцией, которая существует среди ди-джеев, особенно молодых, в результате чего возникает масса слухов.

Пилот: Истина проста: невозможно быть всем другом. Вот, взять например радиостанцию. Все хотят попасть на радио и звонят с просьбами вроде "возьми меня на эфир". Начинаешь объяснять, что эфирная сетка сейчас занята, а тебя уже воспринимают как врага. Не помог, не поставил, значит говнюк. В глаза тебе этого никто не скажет, а на форуме каком-нибудь под вымышленным именем обязательно напишут.

- Много народу вообще вас не любит?

Пилот: Да мы не стараемся отслеживать это. Мы стараемся поддерживать деловые и приятельские отношения с теми, кто хорошо к нам относится и поддерживает нас.

Шелет: Пожалуй имеется достаточное количество людей, которые нас недолюбливают, потому что мы создали серьезный противовес тогдашней застоявшейся среде в сфере ди-джеинга, потому что люди на тот момент знали несколько крупных имен и все. Я не говорю, что мы какие-то одиозные персонажи, но мы дали перспективу, открыли новых людей для клубной культуры Москвы. Мы не монополизировали эфир, хотя нас и в этом упрекали, а пригласили и дали возможность работать на радио всем тем, кто соответствовал неким требованиям. В первую очередь нам очень была важна хорошая музыка. Например я могу отметить такого человека, как ди-джей Аксель. Он не сидит в Интернете и не занимается самопиаром, он просто очень талантливый ди-джей.

Пилот: Да есть огромное количество людей, что сидели по своим маленьким клубам и сводили пластинки. И при этом они были очень талантливы. Именно таких людей и надо было вытащить, дать им возможность рассказать о себе. Потому что теперь эти ди-джей гастролируют, выступают, катаются везде. И в какой-то момент уже можно говорить о том, что если они еще не стали звездами, то будут ими.

Шелест: Хотя в какой-то момент у нас были определенные разногласия с менеджментом станции по этому вопросу. Нам говорили: "Ребята, зачем вам неизвестные ди-джеи? Возьмите известных, соберите все имена и на фоне этих имен вы гораздо быстрее  вы завоюете признание". Мы с этой точкой зрения не согласились и сказали, что мы одинаково относимся как к звездам, так и к обычным ребятам. Мы просто переживаем за развитие электронной сцены в Москве. Тогда мы не преследовали цель – зарабатывать деньги, так получилось. Просто решили заняться рекламой, помимо контента, организовать некий рынок.

Пилот: Сначала вообще было смешно, когда неизвестная радиостанция предлагала клубам свои услуги, а те удивлялись и спрашивали, кто мы такие, где мы вещаем, и вещаем ли мы вообще. Потом правила игры изменились – не мы стали предлагать, а люди уже стали нести деньги и просить разместить их рекламу.

- Оглядывались ли вы на "Станцию 106.8", когда делали новый "Мегаполис"?

Шелест: Знаешь, "станция" всегда стояла особняком в моей памяти. Сейчас расскажу: когда-то очень давно у меня были отношения с одной девушкой, она как раз работала на "станции", а я к ней приезжал за дисками, записать которые в те времена было крайне сложно. У меня даже есть фотография, где я сижу в кресле Фонаря, который тогда был программным директором. В тот день как раз его не было и я залез в его кресло, а девушка меня сфотографировала. Я тогда еще подумал, что вот бы мне когда-нибудь такое кресло! Теперь оно у меня есть. А вообще, мы не копировали "Станцию", нам она просто нравилась.

Пилот: Глупо было бы сейчас делать продукт тех времен.

- Долго ли проходила смена формата у вас на станции?

Пилот: Недолго. Сначала сделали клубную передачу, "Megapolis clubbing". Программу заметили, ее стали слушать. Через какое-то время мы стали доказывать, что музыка, которую мы представляем, является более актуальной и интересной и в результате добились того, что мы полностью поменяли формат ночного эфира на танцевальный. А потом, когда ночной эфир по рейтингам уже стал обгонять дневной…

Шелест: Нет, ну эти рейтинги были чисто субъективными, просто была динамика, интерактив со слушателем – к нам звонили и присылали смс больше, чем днем.

Пилот: Тогда мы написали концепцию, план развития, в который поверил менеджмент станции и в итоге формат сменился полностью.

- Вы считаете, что вам повезло, или это было закономерным явлением?

Шелест: Здесь есть и то и другое. В свое время мы с Пилотом фанатично пытались делать вечеринки, работали по всем клубам, известным и нет, работали, работали, работали.… В итоге, когда постоянно делаешь что-то, идешь к цели, то наверняка добьешься своего.

- Вам не кажется, что на данный момент эфир на "Мегаполисе" несколько однообразен?

Пилот: Я с этим согласен, но вернемся к вопросу о профессионализме. В радийном бизнесе тоже есть свои законы. Есть такое понятие, как "ротация" и прочие правила, когда надо привлекать слушателя рейтингами. А в конце месяца приходит работодатель и говорит: "ну-ка, ребята, выкладывайте заработанные деньги на стол".

Шелест: На самом деле мы сдаем отчеты и смотрим за статистикой, смотрим, что интересует рекламодателя. Если мы сделаем больше андеграундной музыки, то возможно нас будет слушать больше любителей транса, но у них нет такого рынка, чтобы оплачивать объемы рекламы у нас. Хотя мы ничего не имеет против и у нас есть программы, посвященные разным стилям музыки, но основная часть вертится вокруг хауса. Именно хаус ценят рекламодатели, поскольку зачастую, управляя бизнесом, человек считает, что если ему музыка неинтересна, то она и все остальным неинтересна, такая вот вкусовщина. Тем не менее, мы стараемся как-то лавировать и искать золотую середину.

Пилот: Поэтому мы сделали дневной эфир более коммерческим, а вечерний и ночной эфир уже отдан под авторские передачи.

- Раз вы стараетесь представить все стили музыки, то у вас и R'n'B, например, есть?

Шелест: Нет, нету. Дело в том, что нужно учитывать нишу радиостанции. Есть, например, радио "Next", которое крутит R'n'B и есть радио "Jazz", где больше звучит некий chill. Составлять конкуренцию уже существующему продукту – бессмысленно. Мы же не мультиформатная станция, как "Европа Плюс", или "D FM" и не можем конкурировать с ними. Наша униакльность как раз и заключается в ди-джейской истории и "монотонности" контента. Если этот контент будет более разнообразен, то он уже никому не будет нужен.

- Вот вы говорили, что особо не приглашали звезд в эфир, а звезды, так или иначе, у вас есть. Например программа Славы Финиста "Кружатся диски"…

Пилот: Конечно радиостанции нужны имена, которые у всех на слуху, для того, чтобы ее больше слушали, это бизнес.

Шелест: Поэтому мы и сделали предложение многим известным ди-джеям.

Пилот: Другое дело, что не все известные ди-джеи смогли к нам придти, поскольку они работают на других станциях. Но, тем не менее, есть и те, кто приняли наше предложение.

- Приставка "резидент радиостанции "Мегаполис" ФМ" уже считается почетной?

Пилот: Думаю да. Потому что как ни крути, но каждый промоутер старается написать на афишах, что гость является нашим резидентом.

Шелест: Дело в том, что каждый из ди-джеев, работающих на станцию, активен в своем сообществе. Нам нужны именно активные люди, с кипятком в жопе. Консерваторы, к числу которых в основном относятся звезды, достаточно пассивны, им лень шевелиться, а нам интересны те, кто создает резонанс вокруг себя и за счет этого обеспечивает хороший пиар радиостанции, за который обычно конкурирующие холдинги платят серьезные деньги.

- Когда будет трансляция в регионах?

Пилот: Дело за малым – сейчас переехал офис и необходимо протянуть кабель.

Шелест: В любом случае все зависит от решения учредителей. Мы же поднимаем этот вопрос регулярно, в течении полугода.

- А как к вам относятся профессионалы от радио бизнеса? Вы общаетесь с кем-нибудь?

Шелест: Наверное они относятся к нам с неким умилением. Я не слышал негатива в наш адрес вообще.

Пилот: Даже люди высокого радийного полета говорят, что мы молодцы.

Шелест: Просто профессионалы работают по четким правилам и зачастую боятся делать что-то новое, а мы не боялись и у нас получилось. Есть такие забавные случаи у меня, когда приезжая на гастроли в какой-нибудь город, меня представляют, скажем на местном отделении "Европы Плюс" и проговаривают, что я с "Мегаполиса", такой вот парадокс. На каком-то региональном отделении "NRG" также есть реклама, где говорится о ди-джеях с нашей станции. Это доказательство того, что мы интересны в клубной индустрии даже конкурентам.

- Расскажите, как вы попали на Ибицу в качестве резидентов?

Шелест: Это интересная история, и не только с Ибицей. Мы с Пилотом решили, во времена наших мытарств по пельменным, что надо прокладывать себе дорогу и начали заниматься ковкой своего счастья. Сейчас мы выходим на международный уровень, причем необязательно со своей музыкой, а просто как люди с хорошим вкусом, умеющие преподнести разную музыку так, чтобы она нравилась. Вот мы в итоге и подписали на Ибице контракт на 2008 год.

- Ходят слухи, что вы просто сняли клуб за деньги.

Пилот: Нет, это не так.

Шелест: Вранье. За деньги можно снять что угодно и где угодно и мы бы не стали придавать огласке информацию об арендованном клубе со своим корпоративом.

Пилот: Если в двух словах, то дело обстояло так: «Мегаполис» планировала выезд за рубеж, была идея сделать «Мегалайв» на Ибице, в клубе Es Paradis. Соответственно к этому проекту подключились промо агентства и туристическая компания. А потом произошла история с танкером, которые перевернулся и разлилась нефть. Мы отправили запрос в посольство и власти нам сказали, что не гарантируют очистить пляжи к дате мероприятия. А рекламная кампания уже вовсю шла и тут такая новость -  люди начали волноваться, сдавать билеты. Но поскольку у нас уже были некие договоренности с площадкой, то мы приехали туда самостоятельно, как ди-джеи и отыграли на обычной вечеринке. Отыграли, по мнению хозяев клуба, идеально, публика колбасилась до 6 утра. На следующий день нам предложили контракт.

- А кто был на вечеринке, англичане?

Шелест: Ну да, разная публика. И никто не знал кто играет, русские, или нет. Владелец клуба, господин Пепе, сказал, что «раз есть договор, то играйте, но рекламировать мы это не будем». Ну мы и играли. А теперь нам предложили делать свои мероприятия, у нас будет два дня в неделю – это четверг, под нашу вечеринку, а по субботам мы будем играть просто как резиденты. Реально, был выезд на Ибицу от клуба XIII когда-то, но это был корпоратив. Так и мы не уходим от того, что планировалась фирменная вечеринка, но потом, в итоге, оценили наш персональный труд. И мы считаем это неким достижением. Также, кстати, у нас запланированы вечеринки в Дубае, два дня в неделю мы будем там играть в клубе Peppermint и еще в одном клубе, который сейчас строится. От этих же арабских промоутеров нас пригласили играть в Ливане.

Пилот: В Ливане, кстати, огромные рейвы проходят, со всеми звездами мирового уровня, тысяч по пятнадцать человек на каждой собирается.

- И как вы с таким графиком станцией заниматься будете?

Шелест: Да мы еще сами не проняли, как везде успевать будем (смеется).

Пилот: Ну, мы планируем составить некий график, чтобы один из нас точно находился на станции, пока второго нет.

- Скажите, есть ли уже конкуренция внутри станции между авторами программ?

Шелест: Есть конечно. Скрытая, но есть. У всех же творческие амбиции, никуда от них не деться. Мы с Пилотом прекрасно это понимаем.

- Вы какие отношения поддерживаете с авторами, приятельские, или исключительно деловые?

Пилот: Стараемся поддерживать приятельские отношения, может быть даже дружеские в какой-то степени. Мы же варимся в одной тусовке и никогда не знаешь, как тебе аукнется, если ты подставишь кому-то подножку.

Шелест: Конечно, бывают скандалы. Просто есть люди со склочным характером – такие очень быстро сгорают. Они не считаются с мнением своих коллег, начинают идти по головам и в какой-то момент они обязательно оступаются. А падать гораздо неприятнее, чем взбираться наверх. Никто им уже не помогает. В итоге получается, что их меркантильные цели превращаются в их же склеп. Мы стараемся брать хороших людей, потому что с ними приятнее работать.

- А что за история у вас приключилась с "Аплифто", когда вы не упоминали их в эфире, а они устроили флешмоб в ответ?

Шелест: Хочешь правду? Сережа Пименов дружил с работавшим на станции продюсером Андреем Баскаковым. Были у них терки, которые закончились смешной историей. Они поссорились насчет песни – Пименов хотел поставить новый трек от «Аплифто» в ротацию, и Баскаков предложил системный промоушен – это когда песня часто появляется в ротации, что воздействует на слушателя как реклама. Нет, мы вообще не берем деньги за прокат песен – если трек хороший, то мы его загружаем в базу и он иногда звучит, как решит программа. Но есть и официальная услуга, когда песня звучит часто и это уже промоушен. В общем, по итогам они не договорились и Пименов устроил флешмоб про «Мегаполис», что его нигде нельзя слушать, разместил соответствующее объявление в своем дневнике. А Баскаков вывесил объявление в студии, что в эфире нельзя ставить музыку «аплифто». В итоге получилось достаточно смешно, когда, например, в студии «Динамит ФМ» висело объявление «не слушать мегаполис». Можно предположить, что до этого его там слушали? И так далее. А так – никакого конфликта не было, у нас нормальные отношения с Пименовым, мы отбираем их промо и ставим в ротацию, никакой дискриминации нет.

- А самих себя вы сильно в рамках «Мегаполиса» продвигаете?

Шелест: Мы не ведем политики самовосхваления, не любим этого. Вся реклама вечеринок, которая выходит с упоминанием нас двоих, проплачивается на общих условиях – промоутеры включают нас в ролик по желанию.

Пилот: А все анонсы нашей передачи проходят в рамках общего трафика – как у всех.

- Во времена вашего мытарства, совмещали ли вы творчество с параллельной работой где-либо?

Шелест: Я не работал, только музыкой занимался.

Пилот: А я служил. Я в прошлом офицер ФСБ, уволился капитаном. Ночами работал ди-джеем, а утром ехал на службу.

Шелест: Музыка его привлекла больше, чем служба.

- Вы себя кем больше ощущаете сейчас, ди-джеями, бизнесменами, радио деятелями? И вы ссоритесь вообще друг с другом?

Пилот: Мы находим общий язык. Спорим, можем наорать друг на друга, но все наши крики только во благо.

Шелест: У нас есть цель и мы к ней идем. У нас разные характеры и, видимо, в этом плюс. Я, например, более флегматичен, Рома более активен. Я, например, считаю, что ди-джей – это ремесло, которое есть и будет всю жизнь. Для меня это основа моего эго. Во вторую очередь бизнес, в третью очередь радио.… У Ромы, может быть, другие приоритеты?

Пилот: Если ди-джеинг – это способ заработать деньги, то в какой-то степени это бизнес. Любое творчество бесполезно, когда оно впустую.

Шелест: Вот для него впустую, а для меня это поиск истины! Как зеркало с бесконечной проекцией, где можно искать, искать, искать…

Пилот: Я считаю, что счастье не в этом. Счастье – это чтобы здоровье было, счастье – чтобы дети были здоровые, сытые…

Шелест: Вот не зря он поэтому деньгами занимается.


7 комментариев

Зарегистрируйтесь Или войдите на сайт чтобы оставить комментарий

Обзоры оборудования