Присоединяйся

Регистрация

СТАТЬИ


17 ноября 2010

1200 Micrograms. Разноцветная музыка для космических людей

В конце октября произошло уникальное событие для российской клубной культуры. Впервые в Москве, на TIP World Party, в полном составе выступил проект 1200 Micrograms. Раджа Рам (Raja Ram), Банси Куинтерос (Bansi Quinteros), Риктам Шаяхан (Riktam Shajahan) и Chicago нашли в себе силы собраться вместе и отыграть полноценный живой концерт в стенах Форум Холла. Журналист DJ.ru не упустил эксклюзивной возможности встретиться с «великолепной четвёркой» и разузнал у них о большом взрыве, детских утренниках и лучшем городе Земли.

В просторной комнате находятся пока лишь трое участников проекта: Риктам, Банси и Раджа Рам. Chicago вышел куда-то проветриться, но несмотря на его отсутствие, мы всё равно начали наш увлекательный разговор…

Ребята, привет. Поскольку это первое российское интервью с 1200 Micrograms в полном составе, то давайте начнём с самого начала и вспомним, как образовался проект…
Раджа Рам:
Как образовалась Вселенная?
Банси: Большой взрыв!
Раджа Рам: Совершенно верно! Вот и у нас в головах однажды произошёл взрыв, и мы подумали: «А почему бы и нет?! Почему бы не устроить ещё парочку таких взрывов?» Так мы начали играть музыку, которая приходит к нам из космического пространства. Банси лучше объяснит, что я имею в виду…
Банси: Да, да, отправляйтесь в космос! Там вы её непременно найдёте!
Риктам: Мы вместе прилетели из космоса, спустились на планету Земля и принесли сюда свою музыку. И это сработало!
Раджа Рам: Мы словно чужие в человеческом теле. Снаружи выглядим, как обычные люди: с зубами, с кожей, с волосами. Но внутри мы другие, разноцветные. Мы чувствуем, что получили талант из космоса, а наша музыка создана для космических людей. С её помощью мы хотим подняться ещё выше, прихватив с собой тех, кто ещё остался на Земле. Ты видел, как мы танцевали на сцене? Это потому что наши сердца живут, потому что мы любим то, чем занимаемся. Мы и есть музыка, мы становимся звуками, теряем нашу индивидуальность, превращаемся в чистую магию. Технологии объединяются с волшебством, и возникает ситуация, похожая на ту, когда ребёнок трогает пальцем мыльный пузырь, который лопается от его прикосновения. Это и есть большой взрыв.

Как вы познакомились друг с другом?
Раджа Рам:
В 90-х годах мы все вместе встретились в Гоа. Кто-то мне тогда сказал, что мол играют тут два молодых парня из Амстердама, в ответ на что я ответил: «Эй! Я слушаю только проверенных старичков!» А этим парням было всего лишь лет по 15-16, но они уже сводили на вертушках. Я тогда не поверил, сказал: «Пффф! Они ещё зелёные, чтобы сводить на вертушках!» Но с гордым видом пошёл-таки на вечеринку удостовериться в своей правоте. И когда я увидел этих юнцов в работе, то воскликнул: «Вау! Чёрт побери! Это невероятно!» С тех пор мы стали друзьями «не разлей вода» и остаёмся ими на протяжении вот уже двадцати лет.

Какая идея легла в основу творчества 1200 Micrograms?
Риктам:
Отлично провести время, получить удовольствие, поднять свои задницы и оторваться от земли. Мы специально собираемся в студии, чтобы вместе понять и ощутить ту энергетику, которую хотим передать людям на танцполе. Мы всегда сперва пытаемся прочувствовать её на себе – хотим удостовериться, что отдаём людям то, что чувствуем сами.
Раджа Рам: Здесь корень слова – «транс». Транспортировка, трансмиграция, транспортация, трансфигурация, транзит, трансцендентность – всё вертится вокруг транса, это законный способ оторваться. Полиция не может просто так остановить вас и сказать: «Ты не имеешь больше права танцевать!» Такого никогда не произойдёт. Мы любим танцевать, петь, взмывать руки вверх. Да, а ещё продуктивно сотрудничать с Chicagо, особенно во время его отсутствия…

Он позже придёт?
Раджа Рам:
Ага, задержится. Может с девушками уединился.

Радж, однажды ты сказал, что главная вещь в жизни – это вечеринка. Почему ты так считаешь?
Раджа Рам:
Сущая правда. Это же настоящий праздник, радость в жизни, когда ты встречаешь своих друзей, будущую жену или молодого человека. Вы становитесь близкими людьми на всю оставшуюся жизнь! Это не просто единичная вечеринка, а начало большой космической вечеринки, вечной и бесконечной. И мы все в ней когда-нибудь будем участвовать.

А что музыка для тебя значит?
Раджа Рам:
Оу! Пускай Риктам объяснит.
Риктам: Мы и есть музыка. Мы парим и живём в ней. Звуки находятся в нас самих и в окружающем мире. Каждый раз, когда они проходят сквозь наши души, мы взлетаем.
Раджа Рам: Когда младенец начинает кричать, мама берёт его на руки, начинает укачивать и поёт колыбельную песню. Ребёнок схватывает ритм и успокаивается. Мы делаем на сцене, как эта мама – также раскачиваем танцпол. Так что всё заложено в нас с самого рождения.

Кто какую роль выполняет в вашем коллективе?
Риктам:
У нас нет лидера. Мы все работаем на одного человека, которого до сих пор не встретили. Возможно, когда-нибудь это случится. Но пока мы не стареем. Наш возраст – это бесконечность.

Откуда вы черпаете вдохновение?
Риктам:
Думаю, Радж нас вдохновляет.
Банси: Да, так и есть.
Риктам: Наши источники вдохновения находятся вокруг нас, везде. К тому же у каждого из нас большой опыт за плечами. Что касается 1200 Micrograms, то здесь мы соединяем все наши идеи вместе, как ингредиенты супа, и постоянно их перемешиваем между собой.
Раджа Рам: У каждого из нас есть определённый опыт. Мы словно четыре автомобильных колеса. Закрываешь дверцу, заводишь двигатель, но обнаруживаешь, что из четырёх колёс у тебя только три. Вот как прямо сейчас ситуация с Chicago.
Банси: Мы просто пишем музыку, которую сами любим слушать. Если нам нравится, то и кому-то другому тоже понравится, и может быть они даже заплатят деньги за очередную мелодию. Вон у нас уже есть пара поклонников в Мексике, они являются членами наркокартелей.
Раджа Рам: В первую очередь, мы делаем всё это для себя, но хотим поделиться с остальным миром. Безусловно, у нас куча идей на будущее. И я никак не могу дождаться того момента, когда мы в очередной раз соберёмся все вместе в студии, в лифте, или даже в туалете, в общем, в любом месте, где можно подключить ноутбук и сочинять музыку. Да даже если без компьютера, просто извлекать звуки из каких-нибудь предметов.

Многие называют вас коммерческими артистами…
Раджа Рам:
Да, мы хотим быть, как Бейонс (Beyonce) или какой-нибудь топовый трансовый артист. Мы идём по коммерческому пути и не скрываем этого. Переименуемся в 1200 Gagas, пожалуй. Хаха… Но! В нашем коммерческом напитке есть весьма странный привкус. Если попробовать на вкус, например, Рианну (Rihanna), то начнёшь плеваться. А с нами немного другая история. Коммерция – это хорошо, это означает, что люди слушают тебя.
Риктам: Наша аудитория постоянно растёт. Мы не фокусируемся на определённой замкнутой группе поклонников, мы фокусируемся на всех людях, которые хотят слушать хорошую музыку, неважно, коммерческая она или нет. Наша цель заключается лишь в том, чтобы поделиться творчеством с остальным миром.
Раджа Рам: Мы играем даже на детских утренниках. Я как-то выступал в одной из израильских школ, где аудитория состояла из подростков 10-11 лет. Это не шутка, серьёзно! Я не знал, что им играть, а когда поставил первый трек, то все дети начали танцевать. Музыка – потрясающая штука, мистическая, невидимая сила!

Расскажите о вашей свежей пластинке «Gramology».
Банси:
Впервые мы приступили к работе над ней два с половиной года назад. Она состоит из нескольких новых треков, которые родились на Ибице в феврале этого года. Если мы собираемся все вместе, к нам приходят невероятные силы, и мы пишем по нескольку треков за один раз.
Раджа Рам: Риктам и Банси – потрясающие продюсеры. Они умудряются писать по одному треку в день. Если сроки затягиваются, значит что-то пошло не так. Это как надкусанный фрукт – или ты съешь его сегодня, или тебе завтра придётся его выбросить. Поэтому за 12 часов необходимо создать настоящий шедевр, словно тебе приставили пистолет к голове и сказали: «Сделай что-нибудь фантастическое!» Сложно работать в таких условиях.

В будущем EP превратится в LP?
Риктам:
Да, в итоге в неё войдут девять треков.

Ну а какая-то общая идея есть у пластинки?
Банси:
Получать удовольствие. Хочется поскорее её уже выпустить, но каких-то конкретных планов у нас пока нет. Мы просто собираемся в студии, обсуждаем, общаемся, ищем, на чём можно сфокусироваться.

В комнату под громкие аплодисменты и восторженные возгласы входит Chicago…

Раджа Рам: А вот и Chicago, то самое потерявшееся колесо…

Почему вы так редко выступаете в России вживую? Я имею в виду, что вы впервые приехали к нам полным составом.
Раджа Рам:
Мы и в других местах не так часто выступаем.
Риктам: У каждого из нас имеются собственные проекты, и нам довольно сложно собраться всем вместе.
Раджа Рам: Риктам и Банси работают, не покладая рук. Никто больше в мире не работает так усердно. Каждую ночь они вытворяют что-то с музыкой в любом уголке мира – это дело их жизни. Весьма непростое занятие, как может показаться на первый взгляд.

Тогда у вас наверняка остаются яркие впечатления от тех мест, где вы выступаете все вчетвером, т.к. их не так уж и много. Какое самое запоминающееся из них можете назвать?
Chicago:
Я уже кому-то говорил, что среди всех городов мира Москва обладает самой потрясающей архитектурой и, конечно же, самыми прелестными девушками. Да, мы всегда вспоминаем русских красавиц. Но Москва, со своими фантастическими зданиями в ночных огнях и этими запутанными лестницами, ни на что не похожа. И посмотри на публику – она полна энергии!

А как же КаZантип? Ты уже не первый год там играешь…
Chicago:
КаZантип – это самый лучший фестиваль в мире с точки зрения визуальной составляющей, сумасшедшее местечко. Ну и, конечно же, девочки. К тому же на пляже, топлесс, в тоненьких трусиках. Ночью это привлекает особое внимание, тем более украинки знают, как от них красиво избавиться. Мы будем рады, если нас пригласят там выступить в составе 1200 Micrograms.

Какое место для вас больше всего подходит энергетически?
Риктам:
Луна.
Банси: Нет, скорее Уран.
Раджа Рам: В каком бы месте мы ни играли, люди везде сходят с ума от нашей музыки. Энергетика присутствует везде. Так было в Японии на прошлой неделе во время наших диджейских сетов, так было и в Бразилии перед десятитысячной толпой. Невероятные ощущения! Вот теперь мы зажигаем в России, дальше я отправлюсь гастролировать по Австралии в рамках тура Shpongle, а ребята поедут в Индию. Удивительно, что мы вообще до сих пор живы!

Не стоит забывать и про Ибицу…
Раджа Рам:
Дааа… Впервые я очутился на Ибице.... вы только послушайте – в 1958 году! Это было ещё наверняка до того, как родился твой папа. Хотя сегодня остров ничем не отличается от того, который был 50 лет назад. Всё те же сумасшедшие вечеринки. Лучшее место в мире, настоящий рай посреди Европы!
Риктам: Сейчас там преобладает коммерция. До периода активной клубной жизни мы с Банси устраивали вечеринки на 2-3 тысячи человек на заднем дворе моего дома, где играли по нескольку часов совершенно бесплатно. Исключительно ради веселья. Приглашали звукорежиссёра, декоратора, которые вкладывали в вечеринку всю свою душу, не получая за это ни цента.
Банси: Все друзья собирались в одном месте и устраивали грандиозные гулянки, будь то в помещении или посреди какого-нибудь поля. Но этого больше не происходит, поскольку сегодня весь бизнес сосредоточен в клубах.
Риктам: Ага. По понедельникам даже не получается провести, т.к. всё равно это затрагивает интересы клубов.

Посещали ли вас когда-нибудь мысли переехать с Ибицы в Гоа?
Банси:
Нет. Ибица – это центральная точка пересечения наших гастрольных маршрутов, поэтому оттуда нам удобнее всего путешествовать. При таком месторасположении нам удаётся хотя бы немного отдохнуть на выходных.

И последний вопрос, который хотелось бы посвятить сегодняшней вечеринке. Только что вы впервые в Москве отыграли квартетом. Каковы ваши впечатления?
Риктам:
Невероятно!
Chicago: Волшебно! Мы любим Москву, её энергетику, прелестных девушек.
Банси: Вечеринки здесь проходят на «ура!»: волшебная атмосфера, свет, цвета, улыбки. Москва – потрясающий город!
Раджа Рам: Фантастика! Мы на протяжении всей жизни будем возвращаться сюда вновь и вновь. Мне очень хочется съездить в Санкт-Петербург, всегда хотел посмотреть на этот город и погулять по Эрмитажу. Выступить на КаZантипе – тоже маленькая мечта, тем более что моя мама родом из Ялты. Мне хочется раз за разом сюда возвращаться. Я люблю Россию и русских. Часа три назад я отыграл сет Shpongle на маленьком танцполе. Мне так там понравилось. Со мной были Банси и Chicago. Сегодняшняя ночь прошла на отлично, несмотря на косяки с техникой. Да это и неважно, ведь главное – это душа вечеринки. Сегодня мы играли от всего сердца!
Банси: Мне показалось, что люди подумали, что мы виноваты в сбоях…
Раджа Рам: Нет! В зале не было ни единого унылого хлопка! Поэтому я говорю огромное спасибо всем русским за то, что они правильно поняли ситуацию. В других местах на это отреагировали бы по-другому… ммм…
Банси: Как снобы.
Раджа Рам: Да, еле-еле бы хлопали. А здесь люди поняли, что это не наша ошибка. Мы преодолели технические трудности и продолжили играть. Так же и в жизни. Она представляет собой серию проблем, от которых ты пытаешься избавиться. Каждый день возникает проблема, каждый день ты находишь способ её решения, и каждый раз после этого ты становишься сильнее, потому что на ошибках и их исправлении учишься управлять своей жизнью.
  • РЕЙТИНГ

  • РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ


2 комментария

Зарегистрируйтесь Или войдите на сайт чтобы оставить комментарий

Обзоры оборудования