Присоединяйся

Регистрация

СТАТЬИ


13 ноября 2008

Вадим Соловьев: новейшая история

После распада проекта "Sound Fiction", его участники, Дмитрий Филатов и Вадим Соловьев занялись каждый своими делами. Филатов ведет радио шоу и пишет вокальный прогрессив хаус, а Соловьев по-прежнему тяготеет к трансу и вынашивает планы о собственном альбоме, в перерывах между работой, тоже кстати музыкальной. Не так давно ребята вновь собрались, чтобы выпустить обещанный поклонникам альбом, с ностальгическим названием "Sound Fiction", словно оправдываясь за долгий срок. С Вадимом, как раз и состоялась наша встреча, целью которой было выяснить, как вынести бренд собственного имени из бренда коллектива.

На интервью Вадим приехал в компании Игоря Луканова, главы "Freestyle Records", где, собственно, и трудится наш герой. И, пока чайник закипал, я пытался сообразить, что же за "новый альбом", о котором нигде нет информации, выпустил Соловьев.

- У меня нет точной информации насчет твоего готовящегося альбома. Так называемый «лаунж альбом», о котором говорили, - это, насколько я понимаю, “My Tears”, выпущенный в прошлом году, а что будет теперь?

- Пока я ограничился выпуском компиляции «The Moscow Vibes». Изначально была идея собрать весь материал, вышедший на западе, и поместить на два диска, разбавив свежими треками.

- Получается, что никто не знает о синглах, вышедших за рубежом?

- Знают, но только те, кто в теме. Все же покупатели российских музыкальных магазинов и те, кто скачивает музыку с «битпорта» - немного разная аудитория. Да и скачанный фаил – это все-таки не компакт диск в дорогой упаковке.

- Кстати, можно ли считать диск “Sound Fiction”, выпущенный совместно с Дмитрием Филатовым, вашим с ним своеобразным примирением?

-А между нами никакой войны и не было.

- Но были же разногласия.

- Это были исключительно творческие разногласия. Дима стал больше заниматься хаус музыкой, а я остался при том, что мы делали на тот момент. И мы просто поняли, что проще будет дальше работать  самостоятельно. Ну и плюс ряд обстоятельств, всем известных (проблемы с авторскими правами, появившиеся после распада лейбла «Атмофера», прим. авт)

- То есть альбом - это своеобразный творческий долг, который вам надо было отдать?

- Да, совершенно верно. Мы его задолжали и мы его отдали.

- И каков был эффект?

- До последнего момента, до самого выхода,  люди ждали, спрашивали. И когда альбом вышел, то пошли отзывы отовсюду, в основном ностальгического характера, вроде «это же как на «Атмосфере», 4 года назад!» и, насколько мне известно, продажи получились очень неплохие. То есть продукт все же остался востребованным.

- Скажи, насколько сложно было развивать собственный бренд «Вадим Соловьев»? Дмитрий Филатов, например, неплохо устроился со своим авторским радио шоу.

- Филатову на руку сыграло то, что он пошел в более коммерческий формат с более широкой аудиторией.

- А транс разве не коммерческий формат? Вечеринки легко собирают по несколько тысяч человек.

- Транс не поставишь на радио и тиражи продаж несопоставимы, если ты не Тиесто. Даже если это прогрессив транс граничащий с популярным хаусом, как в моем например случае. Промоутеры вообще по странной привычке не очень любят этот формат, вернее само слово транс. Это не то, чтобы уровень – публика другая. В этом формате в России пока еще плохо работает «узнаваемость имен». Ну да, Вадим Соловеьев, Sound Fiction, и что? Вопрос пиара,  на который тоже необходимо время и силы - тут работает только пиар.

- Тебе приходится использовать приставку “Sound Fiction” к твоему имени?

- Нет, я с самого начала просил ее отовсюду убирать, поскольку постоянно выезжать на этом не получится.

- И как на данный момент обстоит ситуация с гастролями? Часто зовут выступать?

- Ну, чаще, чем в первое время, но все же нет предела совершенству, в заполнении гастрольного графика (смеется). В Москве вообще давно все поделено на рынке – промоутеры работают со «своими». А мы сами только-только начинаем заниматься букингом и организацией ивентов. Так что пока остаются регионы.

- Ты можешь назвать музыку своей основной профессией, которая тебя кормит?

- У меня, так или иначе, все связано с этим. Я работаю на рекорд лейбле и постоянно имею дело с музыкой, причем именно с клубной музыкой. Я, конечно, этим доволен, но времени на собственное творчество остается меньше.

- Твоя работа – A&R. Ищешь талантов?

- Да таланты обычно сами находятся (смеется). Вообще моя работа включает в себя много обязанностей – переписка, переговоры, соглашения с партнерами, договора…

- Тебе не кажется, кстати, что работа редактора, которым косвенно является A&R менеджер, убивает в тебе артиста?

- С одной стороны это так, а с другой стороны, имея каждый день дело с музыкой, я нахожу что почерпнуть для себя, хоть эта музыка, в основном, и не моего формата.

- Как у тебя обстоят дела с запуском собственных медиа-проектов, вроде радио шоу?

- Опять же, все зависит от наличия свободного времени и сил. Планов громадное количество, но приоритеты необходимо расставлять. Так что в данный момент по сущности своей я музыкант и диджей, а по объему выполняемых телодвижений – скорее музыкальный менеджер.

- И что будет дальше? Ты будешь стараться развивать свое имя здесь, или все-таки двигаться на запад?

- Одно другому не мешает – это же разные рынки. Начиная от формата выпускаемой музыки и заканчивая, опять же, аудиторией. Для России у меня есть определенные планы и однажды я его осуществлю – запишу альбом из своего нового материала и выпущу его и сделаю все возможное, чтобы его покупали.

(Игорь Луканов подается вперед в кресле) И: Давай я тоже немножко добавлю. В Голландию, на Amsterdam Dance Event, Вадим возил свое промо и оттуда сейчас приходят очень хорошие отклики и предложения по лицензированию. В последний день конференции у нас осталась пачка дисков и мы ее выложили на специальный столик для промо-продукции. Отошли на 15 минут, вернулсь – а там уже все расхватали.

- Ну а что? Бесплатные диски – почему бы и не взять…

В: Нет, ради простого прослушивания там не берут музыку, там берут только то, что может пригодиться.

- То есть это можно считать показателем твоей узнаваемости в музыкальной международной среде, я правильно понимаю?

- Думаю, отчасти да.

- И продвигать ее на рынок, в том числе и российский, надо будет как обычно – через сеты и эфиры звезд мирового ди-джеинга?

- Не только. Да, такой стереотип есть, и он работает. Как это происходит в трансе: релиз готовится – начинается промо. Ван Бюрен поддержал – продажи есть.

- Кстати, какие артисты должны поддержать работу, чтобы она стала успешной?

- Armin Van Buuren, Tiesto, Ferry Corsten, Above and Beyond – в основном эти. Просто когда трек играют они, то за ними подхватывает «второй эшелон» и работа распродается. Если топовые ди-джеи, по какой-то причине, не заметили трек, то его отыграют менее крупные артисты, которым тоже нужен свежий материал и мало-мальски, но опять же он продастся.

- Тогда объясни механику попадания в плейлисты, просто говорится об этом много, а процесс толком многим не понятен.

- Лейбл действует следующим образом: в определенный момент начинается промо-кампания трека и всем артистам по электронной почте рассылаются письма о том, что готовится к релизу новый трек. Артисты, в свою очередь идут и качают работу. Нравится – используют, не нравится – сразу же стирают. Есть еще важный момент, связанный с выбором лейбла. Я не говорю сейчас о лейблах-однодневках, которые ничего не могут – есть множество лейблов, которые хороши, например, «для портфолио» или при производстве ремиксов от топовых продюссеров, но с промоушеном у них проблема. Так что нужно понимать, какого эффекта ты хочешь получить от своей работы. Если тебе надо, чтобы трек хорошо спромоутировали, что важно молодым музыкантам, зачастую бесплатно дающим свои работы,  то это одно, если надо заработать деньги – получить аванс и не думать о дальнейшей судьбе своего трека – то это уже другое.

- Ты сам по какой схеме обычно работаешь?

- Стараюсь «усесться на все стулья». Вообще я знаю, что западные лейблы расценивают русских музыкантов как дешевый рабочий материал. Обычно отчеты о продажах нашим приходят в следующем виде: «друг, мы заплатили 140 евро за пресс-релиз и 20 евро за промо, и еще 20 евро еще за что-то, а продался твой трек всего на 200 евро. Вот твоя двадцатка». Такое отношение повсеместно присутствует в работе с мелкими и средними лейблами. Реально платят топовые лейблы, вроде Armada, Black Hole, Ministry Of Sound. По своему собственному опыту я могу сказать, что в России сейчас реальнее заработать денег написанием музыки, чем отправляя ее на запад.

- Написанием музыки под заказ?

-Нет, собственной. На каждую музыку есть свой слушатель. Те релизы, которые у нас есть на сегодняшний день, достаточно востребованы. Некоторые российские музыканты продаются даже лучше, чем иностранные, так как они лучше подготовлены, лучше знают вкусы российской публики и понимают, как сделать микс, или альбом. Просто рекорд бизнес в нашей стране своеобразный, он как и все остальное – пошел своим путем.

И: Пока не будет легального цифрового рынка, говорить о какой-либо глобализации сложно. Когда цифровой рынок будет легальным на 90% процентов, тогда и релизы российских продюсеров будут давать приятную отдачу. По крайней мере жив еще рынок физических носителей и рингтонов, а с нормальной цифрой зарабатывать можно будет больше, чем на западе.

В: К слову, все, с кем мы общались в Амстердаме, были крайне удивлены отсутствием цифрового рынка в России. Ведь большинство своих рекламных кампаний лейблы строят именно на интернет-продажах, хвастаясь  большой выручкой с популярных онлайн магазинов.

- Еще один вопрос о популярности – какие мировые чарты можно считать наиболее авторитетными.

- Чарты продаж. Радиостанции – это слегка другое, хотя чарты и тех и других пересекаются.

- Ты собираешься выпускать музыку на русском языке?

- В ближайшее время – нет. Я бы с большим удовольствием сделал что-нибудь совсем коммерческое, для радио, но на английском. Не потому что я родную речь не люблю, а просто не вижу смысла делать продукт, который потом не смогу отдать на запад.

- Какой из своих треков ты считаешь наиболее удачным на данный момент?

- Если говорить об оригинальных работах – то, пожалуй, “Dash”, который вышел в прошлом году. Из ремиксов, наверное, Bart Claessen - First Light. Вообще, все треки по-своему интересными получились, каждый из них – это определенный этап в творчестве.

- Можешь ли ты, положа руку на сердце, заявить "Да, я выдающийся электронный музыкант и у меня есть свой собственный, узнаваемый саунд"?

- Да у меня есть свой собственный саунд, но выдающимся себя называть конечно не могу. Мне кажется, что не стоит оглядываться на былые заслуги, ведь впереди много работы, да и тот же саунд надо как-то развивать.

  • РЕЙТИНГ

  • РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ


Комментарии

Зарегистрируйтесь Или войдите на сайт чтобы оставить комментарий

Обзоры оборудования