Присоединяйся

Регистрация

СТАТЬИ


17 марта 2008

Larry Tee: Танцевальной музыке нужен удар в нос, чтобы утереть эти сладкие сопли

Впервые Москва узнала Ларри Ти в 2003 году, на волне всеобщего поклонения новому музыкальному стилю, с не очень понятным название «электроклэш», ассоциировавшимся у большинства с песней «Sunglasses At Night». Тогда явление мистера Ти вызвало небольшую бурю в стоячей воде столичной клубной жизни. Второе пришествие «короля электроклэша» в клубе Мио, прошло гораздо скромнее. В России, к сожалению, артист Ларри Ти любим больше эстетами, зато в Америке он отец всей клубной сущности, живой классик и бог танцевальной музыки.

Несмотря на возраст, заслуги и мировую славу, в общении Ларри очень скромный и обаятельный человек, большой любитель порассуждать на любые околомузыкальные темы. С порога объяснив, что усы в Нью-Йорке – самый последний писк моды, лысый Ларри с удовольствием принялся отвечать на вопросы.

- Ты приезжал в 2003 году, в роли пророка электроклеша, самого актуального на тот момент музыкального направления, проводил фестиваль с клубе «16 Тонн», устраивал пресс-конференцию, выступал с речью в музыкальном магазине. Какие остались впечатления?

- Это был октябрь, в Москве был лютый холод, я даже подхватил сильный насморк, заболел. Да я чуть не умер, реально! Моих девчонок из группы W.I.T., весьма сексуальных, все принимали за дорогих проституток, а меня за сутенера. А Москва мне очень понравилась, особенно историческая часть, старый город. Я даже смог самостоятельно прокатиться в метро. Станции вашей подземки все разные, на одной я даже видел скульптуры солдат! Я вообще страстный турист, люблю историю, архитектуру, отчасти это явилось причиной того, что я стал ди-джеем – можно много путешествовать. Я люблю осматривать исторические памятники в местах, где я бываю, и в не меньшей степени знакомиться и общаться с народом. Мне в этом плане везет – везде умудряюсь познакомиться с крутейшими людьми!

- Музыкальная пресса писала, что ты планировал открыть клуб в начале года, где-то в Ист-Энде. Получилось?

- Ой, нет еще, пока не успел. В Нью-Йорке клубы вообще в большинстве своем существуют не больше года, поэтому получается, что все время играешь в новых местах. В последнее время я тратил все силы на издание своего нового трека Licky, там поет Princess Superstar и работа над ним совсем недавно была завершена. Licky уже получил поддержку Эрола Алкана (Erol Alkan), Justice, Пита Тонга, Арманда Ван Хелдена и Лорана Гарнье и других моих приятелей, кому интересно то, чем я занимаюсь. А в голове у меня уже готов ремикс на Licky, этакий второй вариант. Трек сначала выйдет в Германии и в Австралии, буду продвигать его на радиостанциях, специально сделал короткую версию, ну а уж потом по всему миру в клубах.

- Ты давно живешь в Нью-Йорке и, наверное, застал не лучшие для клубной культуры времена, когда мэром города был Джулиани. А не так давно ты говорил, что сейчас клубная жизнь Нью-Йорка находиться на подъеме.

- Во время Джулиани клубная жизнь носила скорее скандальный характер. Во-первых, из-за того, что в клубах без конца задерживали несовершеннолетних, там было полно наркотиков. Смерти от овердоза, драгдиллеры, убийства, короче, как в фильме Party Monsters с Маколеем Калкиным. В общем, это было ужасно. А сейчас все хорошо. В Нью-Йорке вообще хорошо, а сейчас просто фантастично. Клубы – такие, какими они должны быть, но не это главное. Кто-то, конечно, ворчит что мол, все уже не то, но это просто старческое брюзжание. Каждую ночь происходит что-то интересное, но уже без того беспредела, который был когда-то. Если хочешь бухать и лопать наркотики, то Барселона и Берлин более подходящие места.

- В твоем гастрольном графике почти нет выступлений в Нью-Йорке. Какие вечеринки ты сейчас делаешь и где?

- Я играл в Нью-Йорке каждую субботу вплоть до прошлой недели. Сейчас я вплотную занялся промоушеном моего нового сингла. Кстати, мой новый альбом уже тоже почти готов к выходу. На нем будет несколько треков, которые крайне необычны для стандартной американской электронной музыки. Я принципиально не занимаюсь тем, чем, скажем, Пол Ван Дайк. В своей новой компиляции я представляю новую и необычную для танцпола музыку. Я стараюсь избегать такой банальщины, как например, сладкий женский вокал, хотя с вокалистками работать люблю. Я постоянно изучаю в интеренете интересные ресурсы, залезаю на “Youtube”. У меня подобралась довольно интересная коллекция людей, с которыми я сейчас работаю: известные блоггеры, транссексуал, семилетняя девочка, Prinsess Superstar вот тоже. Все мои вокалистки более популярны на Youtube, чем в мире танцевальной музыки

- Расскажи об этой девочке, с которой ты записал великолепнейший трек I Love U, который уже играют все интересные диджеи.

- Её зовут Аммонита (Amanita). Ее мама была известной клубной тусовщицей, ее вырастила няня, модельер Патрисия Филд (Patricia Field), она еще делала коллекцию одежды для фильма Sex In The City. И Аманда ЛаПор (Amanda LaPore) – мой вокал, известный трансвестит, тоже из этой тусовки. Девочка очень серьезно подготовлена к жизни – она знает буквально все и обо всем. С ней было очень легко записываться. И она очень полюбила мою собаку: я уверен – это тоже помогло нам сработаться. Песня хорошая получилась, на неё уже сделали ремиксы Барт Би Мур (Bart B More) и Кристофер Джаст, (Christopher Just).

- А своим лейблом Mogul Electro ты занимаешься?

- Да, лейбл есть, но сейчас моя музыка выходит на новый уровень популярности, она уже просто не умещается в рамках маленького лейбла и мне приходиться работать с разными рекорд-компаниями в Британии, Австралии, в Штатах. То, что я делаю - это новый андеграунд.

- Что, на твой взгляд, сейчас вообще происходит с музыкой?

- Я считаю, что сейчас любая музыка хороша в течение двух лет, дальше она устаревает настолько, что её можно выбросить из головы. Есть, конечно, классика, но я сейчас говорю об андеграунде, более гибком направлении. Музыка андеграунда постоянно эволюционирует. Основные элементы могут жить два-три года, а потом искусство превращается в мэйнстрим: Бритни использует андеграундовые барабаны, а Мадонна - синтезаторы. А через какое-то время опять все меняется.

- Я хотел спросить тебя о твоей фестивальной деятельности, ты же известный подвижник.

- В Нью-Йорке в прошлом году я сделал Dance Music Invention и играл на этом клубном фестивале шесть ночей подряд. Мы постарались максимально разнообразить программу, уложившись в неделю. Каждую ночь в новом клубе – в Бруклине, Манхеттен, Куинс. Еще одна фишка фестиваля была в том, что мне удалось собрать совершенно разных исполнителей от технаря Loco Dice, до Lil' Louie Vega, JD из Le Tigre, Kele из Bloc Party. Очень масштабное мероприятие получилось.

- Скажи, а как тебе New rave? Это дитя электроклеша или какая-то совсем другая история?

- Я думаю, что new rave – это мутировавшая форма электроклеша, у них много общего, но по сути это иное. Электроклеш изменил культуру: на смену мускулистым мачо пришел андрогинный персонифицированный стиль. Каждый говорил себе: я больше не хочу слушать старую музыку, я хочу жить по-новому. А на примере new rave можно наблюдать, как меняется музыкальная культура: что-то маскируется, что-то проявляется в новых формах. Это всегда любопытно. К сожалению, танцевальная музыка в какой-то момент стала скучной и предсказуемой. Ей не хватает какого-то рок-н-рольного опыта, нужен сильный удар в нос, чтобы утереть эти сладкие сопли. Кто-то должен сохранить музыке жизнь, и как можно более близко к танцевальному направлению.

- В прессе периодически появляются твои фотографии в компании селебрити персон – Перес Хилтон, еще всяких. Ты сам-то ощущаешь себя знаменитостью?

- Да, я лично и близко знаком со многими, но это не те люди и не та жизнь, которая меня восхищает. Хорошо, конечно, что им нравится моя музыка, задача искусства – объединять людей, но сам я не с ними. Мисс Киттин (Miss Kittin) уже все об этом сказала: “You know Frank Sinatra? He’s dead”.

  • РЕЙТИНГ

  • РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ


1 комментарий

Зарегистрируйтесь Или войдите на сайт чтобы оставить комментарий

Обзоры оборудования