Присоединяйся

Регистрация

СТАТЬИ


13 декабря 2007

Freak Inside: Street Style

Западное капиталистическое общество 60-70х годов в появлении людей с «прическами растафари», хиппи и Божьих детей увидело приближение Конца Света. Это было тогда, когда церкви опустошались, молодежь следовала за толпой в сари, распевающей индийские мантры, росло число банкротств, а сложившиеся традиции рушились на глазах. Интеллектуалы пытались определить слово "растафари" так: вест-индское религиозно-националистическое движение с примесью панафриканизма, социализма и ветхозаветных черт...

До того словом freak (уродец) если и называли людей, то это относилось исключительно к представителям цирка уродов, таким как сиамские близнецы или небезызвестный человек-слон. Современного фрика уродом не назовешь, но с самого начала, вместе с этим словом, было определено его предназначение: как можно сильнее шокировать общественность и подорвать людское мировоззрение. А в трещину, образовавшуюся в этой субстанции, можно подсунуть мысль. Эта мысль со временем прорастает в идею, а эта идея, возможно, когда-нибудь сможет изменить мир.

Боб Марли, возможно, и не знал, что был основоположником вест-индского религиозно-националистического движения, но мир он изменил. А мир меняет красота, а красота – это искусство, а грамотный фрик – это красиво. Роль фриков в современном мире можно считать исторической, ведь еще несколько веков назад людей, отличающихся от других, любили сжигать на кострах. Но печальные судьбы многих гениев, вроде Коперника или Теслы научили людей осторожному подходу к тем, кто не похож на остальных. К сожалению, наша страна культивировала совсем иное отношение к неординарным личностям, и с понятием «фрик» мы познакомились лишь в конце девяностых, когда очнулись от распада Советского Союза. Поэтому и сейчас наши мамы или бабушки с неодобрением смотрят на рваные джинсы Versace, не говоря уже о человеке, который выглядит «как елка новогодняя».

Два островных государства на Земле – Англия и Япония – отличаются особенно большим количеством уникумов, неприкаянно блуждающих по улицам. Так, в Англии существуют целые парады фриков, а в Японии в 1997 году просто прогремел журнал "Fruits", пестрящий фотографиями уличных персонажей – выдающаяся коллекция фотографий Shoichi Aoki и история о том, как ожившие покемоны во главе с Сейлор Мун ворвались с токийских переулков прямиком в мир высокой моды. Причем, Англия и Япония – едва ли не самые прогрессивные государства во всем мире. Получается, что воспитание людей, не желающих идти след в след по проторенной дорожке, важно для всего общества. Потому что именно такие люди становятся талантливыми учеными, художниками, музыкантами… да и вообще,  талантливыми,  кем бы они не пожелали стать. Значит, неправа была интеллектуальная буржуазия середины XX века, фрики – это не начало конца, а начало нового времени. Ведь для того, чтобы стать «другим», одного желания недостаточно. Необходимо также иметь смелость, интеллект и решительность.

Внешне фрик – человек, который резко отличается от других. У него может быть раздвоенный язык или он будет носить шмотку из Second Hand так, будто это последняя модель от Dior, чем сильно смутит продавщицу из продуктового магазина, которая спросит: «Это так модно?» из стремления понять, стоит ли над ним поиздеваться или наоборот, подражать ему. С изнанки же это обычно человек, несущий вместе со своей неординарной внешностью возможно еще более неординарные мысли. Фрик – это образ жизни, причем образ жизни человека, который испытывает потребность в том, чтобы быть уникальным. Обычно это случается потому, что он не может найти себе места в своем окружении. Его мысли, его мечты и его поведение выдают в нем гадкого утенка, которого никто не любит. Каждая мысль, непонятная его знакомым, превращается в кричащую вещь, которую он одевает на себя и выходит на улицу. Внешность становится своеобразным ритуалом, взывающим к избавлению от одиночества.

Если фрик находит людей, близких по духу, то он вливается в альтернативную тусовку. Если нет, то выбора у него не остается, кроме как посвятить себя творчеству. На первых зарабатывают деньги, открывая специализированные магазины, а вторые могут сами заработать, используя свои необычные таланты. Так Marilyn Manson заявил, что экстраординарной внешности вполне достаточно чтобы прославиться и не замедлил доказать это на собственном опыте. В России таких людей стремятся использовать для развития клубной культуры, и сегодня многие люди просто работают фриками, организуя фрик-шоу. Правда, для участия в подобном творческом междусобойчике умения шить красивые костюмы бывает недостаточно. Театр Квасса, например, танцевали брейк-данс, причем некоторые их движения разучивал сам Майкл Джексон, а Tandava делали знаменитые во всем мире fire show.

В то же время, фрики – это люди, которые весьма не прочь заморочиться и создать или выучить что-то новое, они даже поход по магазинам способны превратить в искусство. Они просто переполнены идеями и энергией, которую неустанно пускают на их воплощение. Эдакий маниакальный синдром, связанный, по всей видимости, с доминированием правого полушария мозга над левым. За это их многие любят, и на тусовках они самые желанные гости, но в то же время многие стараются их унизить, пытаясь таким образом самоутвердиться, и порой фрики становятся мишенью для битья, сталкиваясь с очень обидной и несправедливой критикой, да еще и – нередко – в спину. Приобретая друзей, наши герои наживают также и множество врагов, и это в очередной раз подтверждает тот факт, что никто не будет бить мертвую собаку. Поэтому рядовой фрик за позитивной внешностью должен иметь выносливый характер, острый язык (чтобы пресекать лобовые атаки) и безукоризненное чувство стиля, так чтобы в облике, при всей его неординарности, было не к чему придраться, а наоборот, можно было бы только восхищаться возможностями человеческой фантазии.

Итак, существует некая тонкая грань между ярким персонажем, несущим вместе с собой огромный заряд энергии и позитивные эмоции, и человеком вычурно и безвкусно одетым, с которым не то, что фотографироваться – общаться не хочется. Bjork, Marilyn Manson, Vampire Freaks – все они выглядят по-разному, но всеми ими хочется восхищаться, чего не скажешь о толпе в респираторах и докторских халатах, забрызганных краской. Фрик – это тот, кто идет впереди планеты всей, создавая моду, и его внешний вид может вдохновить знаменитого модельера на создание целой коллекции Street Style. К сожалению, черта между стилем и безвкусицей настолько тонка, что в очень неудобное положение может попасть вся страна. Я намекаю на не столь давний инцидент между форумами http://aeroboard.ru/ и  http://isratrance.com/ , когда в рамках темы «Neonazism in Russian Psy Scene» весь мир с азартом обсуждал русских, которые приходят на вечеринки, увешанные свастиками, и кричат на каждом углу «Россия для русских» и «бей хачей». Кстати, я бы с большой натяжкой назвала фриком Верку Сердючку. Скорее, неудачной попыткой создать образ национального фрика, потому что считается, что у нас, славян, в отличие от Лондона, Хельсинки, Нью-Йорка и Токио нет собственного уличного стиля, и местные фрики берут вдохновение в западных образах, будь то готы, хиппи, эмо или японские «фрукты». Кроме того, в образе фрика обычно, как я уже упоминала, заложена какая-то идея, и если он и оделся как пакет молока с изображением на нем собаки, то затем, чтобы сказать: «Люди, не пейте молоко коровы, ведь это то же самое, что пить молоко кошки, или собаки!». А зачем мужчина наряжается Веркой Сердючкой, да еще и нацисткой, сказать сложно.

Кстати, с отсутствием русского уличного стиля я бы поспорила. Например, популярные сегодня унты – это наша национальная, чукотская обувь. Конечно, викинги их тоже любили, но милашек, которые носят унты с короткими юбочками, трудно представить в образе грозных викингов. Или взять, скажем, авангардного фрика и художника Андрея Бартенева, появляющегося на публике то в образе юнги, то просто таки в театральных костюмах собственного изготовления, всегда с налетом ретро, работы которого выставлялись в лучших национальных музеях. Другое дело, что наши люди очень нелегки на подъем в плане экспериментов. Эталоном языка до сих пор остается язык Пушкина, а эталоном красоты – девушка из рекламы в глянцевом журнале. Между тем, это явные признаки нездорового общества, и нам просто необходимо больше экспериментаторов и меньше «людей в черном». А если кто-то не умеет, или не чувствует в себе смелости и готовности к экспериментам с внешним видом, то пусть хотя бы постарается воспитать в себе внутреннего фрика. Для начала, пусть взглянет на мир с другого ракурса и не станет плеваться и ругаться, если вдруг на улице встретит кого-то, кто не вписывается в картину его действительности. В конце концов, кто определяет, чей мир настоящий, а чей – выдуманный?

  • РЕЙТИНГ

  • РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ


13 комментариев

Зарегистрируйтесь Или войдите на сайт чтобы оставить комментарий

Оставить комментарий

Обзоры оборудования